Дневник Катюшки
Приветик всем!Заходите на мой беон!
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Дневник Катюшки > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Вчера — вторник, 13 ноября 2018 г.
Калейдоскоп Пeчaль в сообществе Бесконечность 10:27:40
Взрыв огромным консервным ножом вспорол корпус ракеты.
Людей выбросило в космос, подобно дюжине трепещущих серебристых рыб.
Их разметало в черном океане, а корабль, распавшись на миллион осколков, полетел дальше, словно рой метеоров в поисках затерянного Солнца.
- Беркли, Беркли, ты где?
Слышатся голоса, точно дети заблудились в холодной ночи.
- Вуд, Вуд!
- Капитан!
- Холлис, Холлис, я Стоун.
- Стоун, я Холлис. Где ты?
- Не знаю. Разве тут поймешь? Где верх? Я падаю. Понимаешь, падаю.
Подробнее…Они падали, падали, как камни падают в колодец. Их разметало, будто двенадцать палочек, подброшенных вверх исполинской силой. И вот от людей остались только одни голоса - несхожие голоса, бестелесные и исступленные, выражающие разную степень ужаса и отчаяния.
- Нас относит друг от друга.
Так и было. Холлис, медленно вращаясь, понял это. Понял и в какой-то мере смирился. Они разлучились, чтобы идти каждый своим путем, и ничто не могло их соединить. Каждого защищал герметический скафандр и стеклянный шлем, облекающий бледное лицо, но они не успели надеть силовые установки. С маленькими двигателями они были бы точно спасательные лодки в космосе, могли бы спасать себя, спасать других, собираться вместе, находя одного, другого, третьего, и вот уже получился островок из людей, и придуман какой-то план... А без силовой установки на заплечье они - неодушевленные метеоры, и каждого ждет своя отдельная неотвратимая судьба.
Около десяти минут прошло, пока первый испуг не сменился металлическим спокойствием. И вот космос начал переплетать необычные голоса на огромном черном ткацком стане; они перекрещивались, сновали, создавая прощальный узор.


- Холлис, я Стоун. Сколько времени можем мы еще разговаривать между собой?
- Это зависит от скорости, с какой ты летишь прочь от меня, а я-от тебя.
- Что-то около часа.
- Да, что-нибудь вроде того, - ответил Холлис задумчиво и спокойно.
- А что же все-таки произошло? - спросил он через минуту.
- Ракета взорвалась, только и всего. С ракетами это бывает.
- В какую сторону ты летишь?
- Похоже, я на Луну упаду.
- А я на Землю лечу. Домой на старушку Землю со скоростью шестнадцать тысяч километров в час. Сгорю, как спичка.
Холлис думал об этом с какой-то странной отрешенностью. Точно он видел себя со стороны и наблюдал, как он падает, падает в космосе, наблюдал так же бесстрастно, как падение первых снежинок зимой, давным- давно.



Остальные молчали, размышляя о судьбе, которая поднесла им такое: падаешь, падаешь, и ничего нельзя изменить. Даже капитан молчал, так как не мог отдать никакого приказа, не мог придумать никакого плана, чтобы все стало по-прежнему.
- Ох, как долго лететь вниз. Ох, как долго лететь, как долго, долго, долго лететь вниз, - сказал чей-то голос. -Не хочу умирать, не хочу умирать, долго лететь вниз...
- Кто это?
- Не знаю.
- Должно быть, Стимсон. Стимсон, это ты?
- Как долго, долго, сил нет. Господи, сил нет.
- Стимсон, я Холлис. Стимсон, ты слышишь меня?
Пауза, и каждый падает, и все порознь.
- Стимсон.
- Да. - Наконец-то ответил.
- Стимсон, возьми себя в руки, нам всем одинаково тяжело.
- Не хочу быть здесь. Где угодно, только не здесь.
- Нас еще могут найти.
- Должны найти, меня должны найти, - сказал Стимсон. - Это неправда, то, что сейчас происходит, неправда.
- Плохой сон, - произнес кто-то.
- Замолчи!-крикнул Холлис.
- Попробуй, заставь, - ответил голос. Это был Эплгейт. Он рассмеялся бесстрастно, беззаботно. - Ну, где ты?
И Холлис впервые ощутил всю невыносимость своего положения. Он захлебнулся яростью, потому что в этот миг ему больше всего на свете хотелось поквитаться с Эплгейтом. Он много лет мечтал поквитаться, а теперь поздно, Эплгейт - всего лишь голос в наушниках.
Они падали, падали, падали...

Двое начали кричать, точно только сейчас осознали весь ужас, весь кошмар происходящего. Холлис увидел одного из них: он проплыл мимо него, совсем близко, не переставая кричать, кричать...
- Прекрати!
Совсем рядом, рукой можно дотянуться, и все кричит. Он не замолчит. Будет кричать миллион километров, пока радио работает, будет всем душу растравлять, не даст разговаривать между собой.
Холлис вытянул руку. Так будет лучше. Он напрягся и достал до него. Ухватил за лодыжку и стал подтягиваться вдоль тела, пока не достиг головы. Космонавт кричал и лихорадочно греб руками, точно утопающий. Крик заполнил всю Вселенную.


"Так или иначе, - подумал Холлис. - Либо Луна, либо Земля, либо метеоры убьют его, зачем тянуть?"
Он раздробил его стеклянный шлем своим железным кулаком. Крик захлебнулся. Холлис оттолкнулся от тела, предоставив ему кувыркаться дальше, падать дальше по своей траектории.
Падая, падая, падая в космос, Холлис и все остальные отдались долгому, нескончаемому вращению и падению сквозь безмолвие.
- Холлис, ты еще жив?
Холлис промолчал, но почувствовал, как его лицо обдало жаром.
- Это Эплгейт опять.
- Ну что тебе, Эплгейт?
- Потолкуем, что ли. Все равно больше нечем заняться.
Вмешался капитан:
- Довольно. Надо придумать какой-нибудь выход.
- Эй, капитан, молчал бы ты, а? - сказал Эплгейт.
- Что?
- То, что слышал. Плевал я на твой чин, до тебя сейчас шестнадцать тысяч километров, и давай не будем делать из себя посмешище. Как это Стимсон сказал: нам еще долго лететь вниз.
- Эплгейт!
- А, заткнись. Объявляю единоличный бунт. Мне нечего терять, ни черта. Корабль ваш был дрянненький, и вы были никудышным капитаном, и я надеюсь, что вы сломаете себе шею, когда шмякнетесь о Луну.
- Приказываю вам замолчать!
- Давай, давай, приказывай. - Эплгейт улыбнулся за шестнадцать тысяч километров. Капитан примолк. Эплгейт продолжал: - Так на чем мы остановились, Холлис? А, вспомнил. Я ведь тебя тоже терпеть не могу. Да ты и сам об этом знаешь. Давно знаешь.
Холлис бессильно сжал кулаки.
- Послушай-ка, что я скажу,- не унимался Эплгейт.- Порадую тебя. Это ведь я подстроил так, что тебя не взяли в "Рокет компани" пять лет назад.
Мимо мелькнул метеор. Холлис глянул вниз: левой кисти как не бывало. Брызнула кровь. Мгновенно из скафандра вышел весь воздух. Но в легких еще остался запас, и Холлис успел правой рукой повернуть рычажок у левого локтя; манжет сжался и закрыл отверстие. Все произошло так быстро, что он не успел удивиться. Как только утечка прекратилась, воздух в скафандре вернулся к норме. И кровь, которая хлынула так бурно, остановилась, когда он еще сильней повернул рычажок - получился жгут.


Все это происходило среди давящей тишины. Остальные болтали. Один из них, Леспер, знай себе, болтал про свою жену на Марсе, свою жену на Венере, свою жену на Юпитере, про свои деньги, похождения, пьянки, игру и счастливое времечко. Без конца тараторил, пока они продолжали падать. Летя навстречу смерти, он предавался воспоминаниям и был счастлив.
До чего все это странно. Космос, тысячи космических километров - и среди космоса вибрируют голоса. Никого не видно, только радиоволны пульсируют, будоражат людей.
- Ты злишься, Холлис?
- Нет.
Он и впрямь не злился. Вернулась отрешенность, и он стал бесчувственной глыбой бетона, вечно падающей в никуда.
- Ты всю жизнь карабкался вверх, Холлис. И не мог понять, что вдруг случилось. А это я успел подставить тебе ножку как раз перед тем, как меня самого выперли.
- Это не играет никакой роли, - ответил Холлис"
Совершенно верно. Все это прошло. Когда жизнь прошла, она словно всплеск кинокадра, один миг на экране; на мгновение все страсти и предрассудки сгустились и легли проекцией на космос, но прежде чем ты успел воскликнуть: "Вон тот день счастливый, а тот несчастный, это злое лицо, а то доброе", - лента обратилась в пепел, а экран погас.
Очутившись на крайнем рубеже своей жизни и оглядываясь назад, он сожалел лишь об одном: ему всего-навсего хотелось жить еще. Может быть, у всех умирающих/такое чувство, будто они и не жили? Не успели вздохнуть как следует, как уже все пролетело, конец? Всем ли жизнь кажется такой невыносимо быстротечной - или только ему, здесь, сейчас, когда остался всего час-другой на раздумья и размышления?
Чей-то голос - Леспера - говорил:
- А что, я пожил всласть. Одна жена на Марсе, вторая на Венере, третья на Юпитере. Все с деньгами, все меня холили. Пил, сколько влезет, раз проиграл двадцать тысяч долларов.
"Но теперь-то ты здесь, - подумал Холлис. - У меня ничего такого не было. При жизни я завидовал тебе, Леспер, пока мои дни не были сочтены, завидовал твоему успеху у женщин, твоим радостям. Женщин я боялся и уходил в космос, а сам мечтал о них и завидовал тебе с твоими женщинами, деньгами и буйными радостями. А теперь, когда все позади и я падаю вниз, я ни в чем тебе не завидую, ведь все прошло, что для тебя, что для меня, сейчас будто никогда и не было ничего". Наклонив голову, Холлис крикнул в микрофон:
- Все это прошло, Леспер!
Молчание.
- Будто и не было ничего, Леспер!
- Кто это? - послышался неуверенный голос Леспера.
- Холлис.
Он подлец. В душу ему вошла подлость, бессмысленная подлость умирающего. Эплгейт уязвил его, теперь он старается сам кого-нибудь уязвить. Эплгейт и космос - и тот и другой нанесли ему раны.
- Теперь ты здесь, Леспер. Все прошло. И точно ничего не было, верно?
- Нет.
- Когда все прошло, то будто и не было. Чем сейчас твоя жизнь лучше моей? Сейчас - вот что важно. Тебе лучше, чем мне? Ну?
- Да, лучше!
- Это чем же?
- У меня есть мои воспоминания, я помню! - вскричал Леспер где-то далеко-далеко, возмущенно прижимая обеими руками к груди свои драгоценные воспоминания.
И ведь он прав. У Холлиса было такое чувство, словно его окатили холодной водой. Леспер прав. Воспоминания и вожделения не одно и то же. У него лишь мечты о том, что он хотел бы сделать, у Леспера воспоминания о том, что исполнилось и свершилось. Сознание этого превратилось в медленную, изощренную пытку, терзало Холлиса безжалостно, неумолимо.


- А что тебе от этого? - крикнул он Лесперу. - Теперь- то? Какая радость от того, что было и быльем поросло? Ты в таком же положении, как и я.
- У меня на душе спокойно, - ответил Леспер. - Я свое взял. И не ударился под конец в подлость, как ты.
- Подлость? - Холлис повертел это слово на языке.
Сколько он себя помнил, никогда не был подлым, не смел быть подлым. Не иначе, копил все эти годы для такого случая. "Подлость". Он оттеснил это слово в глубь сознания. Почувствовал, как слезы выступили на глазах и покатились вниз по щекам. Кто-то услышал, как у него перехватило голос.
- Не раскисай, Холлис.
В самом деле, смешно. Только что давал советы другим, Стимсону, ощущал в себе мужество, принимая его за чистую монету, а это был всего-навсего шок и - отрешенность, возможная при шоке. Теперь он пытался втиснуть в считанные минуты чувства, которые подавлял целую жизнь.
- Я понимаю, Холлис, что у тебя на душе, - прозвучал затухающий голос Леспера, до которого теперь было уже тридцать тысяч километров. - Я не обижаюсь.
"Но разве мы не равны, Леспер и я? - недоумевал он. - Здесь, сейчас? Что прошло, то кончилось, какая теперь от этого радость? Так и так конец наступил". Однако он знал, что упрощает: это все равно что пытаться определить разницу между живым человеком и трупом. У первого есть искра, которой нет у второго, эманация, нечто неуловимое.


Так и они с Леспером: Леспер прожил полнокровную жизнь, он же, Холлис, много лет все равно что не жил. Они пришли к смерти разными тропами, и если смерть бывает разного рода, то их смерти, по всей вероятности, будут различаться между собой, как день и ночь. У смерти, как и у жизни, множество разных граней, и коли ты уже когда-то умер, зачем тебе смерть конечная, раз навсегда, какая предстоит ему теперь?
Секундой позже он обнаружил, что его правая ступня начисто срезана. Прямо хоть смейся. Снова из скафандра вышел весь воздух. Он быстро нагнулся: ну, конечно, кровь, метеор отсек ногу до лодыжки. Ничего не скажешь, у этой космической смерти свое представление о юморе. Рассекает тебя по частям, точно невидимый черный мясник. Боль вихрем кружила голову, и он, силясь не потерять сознание, затянул рычажок на колене, остановил кровотечение, восстановил давление воздуха, выпрямился и продолжал падать, падать - больше ничего не оставалось.
- Холлис?
Он сонно кивнул, утомленный ожиданием смерти.
- Это опять Эплгейт, - сказал голос.
- Ну.
- Я подумал. Слышал, что ты говорил. Не годится так. Во что мы себя превращаем! Недостойная смерть получается. Изливаем друг на друга всю желчь. Ты слушаешь, Холлис?
- Да.
- Я соврал. Только что. Соврал. Никакой ножки я тебе не подставлял. Сам не знаю, зачем так сказал. Видно, захотелось уязвить тебя. Именно тебя. Мы с тобой всегда соперничали. Видишь - как жизнь к концу, так и спешишь покаяться. Видно, это твое зло вызвало у меня стыд. Так или не так, хочу, чтобы ты знал, что я тоже вел себя по- дурацки. В том, что я тебе говорил, ни на грош правды, И катись к черту.
Холлис снова ощутил биение своего сердца. Пять минут оно словно и не работало, но теперь конечности стали оживать, согреваться. Шок прошел, прошли также приступы ярости, ужаса, одиночества. Как будто он только что из-под холодного душа, впереди завтрак и новый день.
- Спасибо, Эплгейт.
- Не стоит. Выше голову, старый мошенник.
- Эй, - вступил Стоун.
- Что тебе? - отозвался Холлис через просторы космоса; Стоун был его лучшим другом на корабле.
- Попал в метеорный рой, такие миленькие астероиды.
- Метеоры?
- Это, наверно, Мирмидоны, они раз в пять лет пролетают мимо Марса к Земле. Меня в самую гущу занесло. Кругом точно огромный калейдоскоп... Тут тебе все краски, размеры, фигуры. Ух ты, красота какая, этот металл!
Тишина.
- Лечу с ними, - снова заговорил Стоун. - Они захватили меня. Вот чертовщина!
Он рассмеялся.
Холлис напряг зрение, но ничего не увидел. Только крупные алмазы и сапфиры, изумрудные туманности и бархатная тушь космоса, и глас всевышнего отдается между хрустальными бликами. Это сказочно, удивительно : вместе с потоком метеоров Стоун будет много лет мчаться где-то за Марсом и каждый пятый год возвращаться к Земле, миллион веков то показываться в поле зрения планеты, то вновь исчезать. Стоун и Мирмидоны, вечные и нетленные, изменчивые и непостоянные, как цвета в калейдоскопе - длинной трубке, которую ты в детстве наставлял на солнце и крутил.
- Прощай, Холлис. - Это чуть слышный голос Стоуна. - Прощай.


- Счастливо! - крикнул Холлис через пятьдесят тысяч километров.
- Не смеши, - сказал Стоун и пропал.
Звезды подступили ближе.
Теперь все голоса затухали, удаляясь каждый по своей траектории, кто в сторону Марса, кто в космические дали. А сам Холлис... Он посмотрел вниз. Единственный из всех, он возвращался на Землю.
- Прощай.
- Не унывай.
- Прощай, Холлис. - Это Эплгейт.
Многочисленные: "До свидания". Отрывистые:
"Прощай". Большой мозг распадался. Частицы мозга, который так чудесно работал в черепной коробке несущегося сквозь космос ракетного корабля, одна за другой умирали; исчерпывался смысл их совместного существования. И как тело гибнет, когда перестает действовать мозг, так и дух корабля, и проведенные вместе недели и месяцы, и все, что они означали друг для друга, - всему настал конец. Эплгейт был теперь всего-навсего отторженным от тела пальцем; нельзя подсиживать, нельзя презирать. Мозг взорвался, и мертвые никчемные осколки разбросало, не соберешь. Голоса смолкли, во всем космосе тишина. Холлис падал в одиночестве.
Они все очутились в одиночестве. Их голоса умерли, точно эхо слов всевышнего, изреченных и отзвучавших в звездной бездне. Вон капитан улетел к Луне, вон метеорный рой унес Стоуна, вон Стимсон, вон Эплгейт на пути к Плутону, вон Смит, Тэрнер, Ундервуд и все остальные; стеклышки калейдоскопа, которые так долго составляли одушевленный узор, разметало во все стороны.
"А я? - думал Холлис. - Что я могу сделать? Есть ли еще возможность чем-то восполнить ужасающую пустоту моей жизни? Хоть одним добрым делом загладить подлость, которую я накапливал столько лет, не подозревая, что она живет во мне! Но ведь здесь, кроме меня, никого нет, а разве можно в одиночестве сделать доброе дело? Нельзя. Завтра вечером я войду в атмосферу Земли".
"Я сгорю, - думал он, - и рассыплюсь прахом по всем материкам. Я принесу пользу. Чуть-чуть, но прах есть прах, земли прибавится".


Он падал быстро, как пуля, как камень, как железная гиря, от всего отрешившийся, окончательно отрешившийся. Ни грусти, ни радости в душе, ничего, только желание сделать доброе дело теперь, когда всему конец, доброе дело, о котором он один будет знать.
"Когда я войду в атмосферу, - подумал Холлис, - то сгорю, как метеор".
- Хотел бы я знать, - сказал он, - кто-нибудь увидит меня?

Мальчуган на проселочной дороге поднял голову и воскликнул:
- Смотри, мама, смотри! Звездочка падает!
Яркая белая звездочка летела в сумеречном небе Иллинойса.
- Загадай желание, - сказала его мать. - Скорее загадай желание.


Рэй Брэдбери

­­
Уснувший в Армагеддоне Пeчaль в сообществе Бесконечность 10:27:28
Никто не хочет смерти, никто не ждет ее.
Просто что-то срабатывает не так, ракета поворачивается боком, астероид стремительно надвигается,
закрываешь руками глаза - чернота, движение, носовые двигатели неудержимо тянут вперед, отчаянно хочется жить - и некуда податься.
Какое-то мгновение он стоял среди обломков...
Мрак. Во мраке неощутимая боль. В боли - кошмар.
Он не потерял сознания.
Подробнее…"Твое имя?" - спросили невидимые голоса. "Сейл, - ответил он, крутясь в водовороте тошноты, - Леонард Сейл". - "Кто ты?" - закричали голоса. "Космонавт!" - крикнул он, один в ночи. "Добро пожаловать", - сказали голоса. "Добро... добро...". И замерли.
Он поднялся, обломки рухнули к его ногам, как смятая, порванная одежда.
Взошло солнце, и наступило утро.
Сейл протиснулся сквозь узкое отверстие шлюза и вдохнул воздух. Везет. Просто везет. Воздух пригоден для дыхания. Продуктов хватит на два месяца. Прекрасно, прекрасно! И это тоже! - Он ткнул пальцем в обломки. - Чудо из чудес! Радиоаппаратура не пострадала.
Он отстучал ключом: "Врезался в астероид 787. Сейл. Пришлите помощь. Сейл. Пришлите помощь". Ответ не заставил себя ждать: "Хелло, Сейл. Говорит Адамс из Марсопорта. Посылаем спасательный корабль "Логарифм". Прибудет на астероид 787 через шесть дней. Держись".
Сейл едва не пустился в пляс.
До чего все просто. Попал в аварию. Жив. Еда есть. Радировал о помощи. Помощь придет. Ля-ля-ля! Он захлопал в ладоши.
Солнце поднялось, и стало тепло. Он не ощущал страха смерти. Шесть дней пролетят незаметно. Он будет есть, он будет спать. Он огляделся вокруг. Опасных животных не видно, кислорода достаточно. Чего еще желать? Разве что свинины с бобами. Приятный запах разлился в воздухе.


Позавтракав, он выкурил сигарету, глубоко затягиваясь и медленно выпуская дым. Радостно покачал головой. Что за жизнь. Ни царапины. Повезло. Здорово повезло.
Он клюнул носом. Спать, подумал он. Неплохая идея. Вздремнуть после еды. Времени сколько угодно. Спокойно. Шесть долгих, роскошных дней ничегонеделания и философствования. Спать.
Он растянулся на земле, положил голову на руку и закрыл глаза.
И в него вошло, им овладело безумие. "Спи, спи, о спи, - говорили голоса. - А-а, спи, спи" Он открыл глаза. Голоса исчезли. Все было в порядке. Он передернулся, покрепче закрыл глаза и устроился поудобнее. "Ээээээээ", - пели голоса далеко- далеко. "Ааааааах", - пели голоса. "Спи, спи, спи, спи, спи", - пели голоса. "Умри, умри, умри, умри, умри", - пели голоса. "Оооооооо!" - кричали голоса. "Мммммммм", - жужжала в его мозгу пчела. Он сел. Он затряс головой. Он зажал уши руками. Прищурившись, поглядел на разбитый корабль. Твердый металл. Кончиками пальцев нащупал под собой крепкий камень. Увидел на голубом небосводе настоящее солнце, которое дает тепло.


"Попробуем уснуть на спине", - подумал он и снова улегся. На запястье тикали часы. В венах пульсировала горячая кровь.
"Спи, спи, спи, спи", - пели голоса.
"Ооооооох", - пели голоса.
"Ааааааах", - пели голоса.
"Умри, умри, умри, умри, умри. Спи, спи, умри, спи, умри, спи, умри! Оохх, Аахх, Эээээээ!" Кровь стучала в ушах, словно шум нарастающего ветра.
"Мой, мой, - сказал голос. - Мой, мой, он мой"
"Нет, мой, мой, - сказал другой голос. - Нет, мой, мой, он мой!"
"Нет, наш, наш, - пропели десять голосов. - Наш, наш, он наш!"
Его пальцы скрючились, скулы свело спазмой, веки начали вздрагивать.


"Наконец-то, наконец-то, - пел высокий голос. - Теперь, теперь. Долгое-долгое ожидание. Кончилось, кончилось, - пел высокий голос. - Кончилось, наконец-то кончилось!"
Словно ты в подводном мире. Зеленые песни, зеленые видения, зеленое время. Голоса булькают и тонут в глубинах морского прилива. Где-то вдалеке хоры выводят неразборчивую песнь. Леонард Сейл начал метаться в агонии. "Мой, мой", - кричал громкий голос. "Мой, мой", - визжал другой. "Наш, наш", - визжал хор.
Грохот металла, звон мечей, стычка, битва, борьба, война. Все взрывается, его мозг разбрызгивается на тысячи капель.
"Эээээээ!"
Он вскочил на ноги с пронзительным воплем. В глазах у него все расплавилось и поплыло. Раздался голос:
"Я Тилле из Раталара. Гордый Тилле, Тилле Кровавого Могильного Холма и Барабана Смерти. Тилле из Раталара, Убийца Людей!"
Потом другой: "Я Иорр из Вендилло, Мудрый Иорр, Истребитель Неверных!"
"А мы воины, - пел хор, - мы сталь, мы воины, мы красная кровь, что течет, красная кровь, что бежит, красная кровь, что дымится на солнце".
Леонард Сейл шатался, будто под тяжким грузом. "Убирайтесь! - кричал он. - Оставьте меня, ради бога, оставьте меня!"
"Ииииии", - визжал высокий звук, словно металл по металлу.
Молчание.
Он стоял, обливаясь потом. Его била такая сильная дрожь, что он с трудом держался на ногах. Сошел с ума, подумал он. Совершенно спятил. Буйное помешательство. Сумасшествие.
Он разорвал мешок с продовольствием и достал химический пакет.


Через мгновение был готов горячий кофе. Он захлебывался им, ручейки текли по нёбу. Его бил озноб. Он хватал воздух большими глотками.
Будем рассуждать логично, сказал он себе, тяжело опустившись на землю; кофе обжег ему язык. Никаких признаков сумасшествия в его семье за последние двести лет не было. Все здоровы, вполне уравновешенны. И теперь никаких поводов для безумия. Шок? Глупости. Никакого шока. Меня спасут через шесть дней. Какой может быть шок, раз нет опасности? Обычный астероид. Место самое-самое обыкновенное. Никаких поводов для безумия нет. Я здоров.
"Ии?" - крикнул в нем тоненький металлический голосок. Эхо. Замирающее эхо.
"Да! - закричал он, стукнув кулаком о кулак. - Я здоров!"
"Ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха". Где-то заухал смех. Он обернулся. "Заткнись, ты!" - взревел он. "Мы ничего не говорили", - сказали горы. "Мы ничего не говорили", - сказало небо. "Мы ничего не говорили", - сказали обломки.
"Ну, ну, хорошо, - сказал он неуверенно. - Понимаю, что не вы".
Все шло как положено.
Камешки постепенно накалялись. Небо было большое и синее. Он поглядел на свои пальцы и увидел, как солнце горит в каждом черном волоске. Он поглядел на свои башмаки, покрытые пылью, и внезапно почувствовал себя очень счастливым оттого, что принял решение. Я не буду спать, подумал он. Раз у меня кошмары, зачем спать? Вот и выход.
Он составил распорядок дня. С девяти утра (а сейчас было именно девять) до двенадцати он будет изучать и осматривать астероид, а потом желтым карандашом писать в блокноте обо всем, что увидит. После этого он откроет банку сардин и съест немного консервированного хлеба с толстым слоем масла. С половины первого до четырех прочтет девять глав из "Войны и мира". Он вытащил книгу из-под обломков и положил ее так, чтобы она была под рукой. У него есть еще книжка стихов Т. С. Элиота. Это чудесно.


Ужин - в полшестого, а потом от шести до десяти он будет слушать радиопередачи с Земли - комиков с их плоскими шутками, и безголосого певца, и выпуски последних новостей, а в полночь передача завершится гимном Объединенных Наций.
А потом?
Ему стало нехорошо.
До рассвета я буду играть в солитер, подумал он. Сяду и стану пить горячий черный кофе и играть в солитер без жульничества, до самого рассвета. "Хо-хо", - подумал он.
"Ты что-то сказал?" - спросил он себя.
"Я сказал: "Хо-хо", - ответил он. - Рано или поздно ты должен будешь уснуть".
"У меня сна - ни в одном глазу", - сказал он.
"Лжец", - парировал он, наслаждаясь разговором с самим собой.
"Я себя прекрасно чувствую", - сказал он.
"Лицемер", - возразил он себе.
"Я не боюсь ночи, сна и вообще ничего не боюсь", - сказал он.
"Очень забавно", - сказал он.
Он почувствовал себя плохо. Ему захотелось спать. И чем больше он боялся уснуть, тем больше хотел лечь, закрыть глаза и свернуться в клубочек.
"Со всеми удобствами?" - спросил его иронический собеседник.
"Вот сейчас я пойду погулять и осмотрю скалы и геологические обнажения и буду думать о том, как хорошо быть живым", - сказал он.
"О господи! - вскричал собеседник. - Тоже мне Уильям Сароян!"
Все так и будет, подумал он, может быть, один день, может быть, одну ночь, а как насчет следующей ночи и следующей? Сможешь ты бодрствовать все это время, все шесть ночей? Пока не придет спасательный корабль? Хватит у тебя пороху, хватит у тебя силы?
Ответа не было.
Чего ты боишься? Я не знаю. Этих голосов. Этих звуков. Но ведь они не могут повредить тебе, не так ли?
Могут. Когда-нибудь с ними придется столкнуться...
А нужно ли? Возьми себя в руки, старина. Стисни зубы, и вся эта чертовщина сгинет.
Он сидел на жесткой земле и чувствовал себя так, словно плакал навзрыд. Он чувствовал себя так, как если бы жизнь была кончена и он вступал в новый и неизведанный мир. Это было как в теплый, солнечный, но обманчивый день, когда чувствуешь себя хорошо, - в такой день можно или ловить рыбу, или рвать цветы, или целовать женщину, или еще что-нибудь делать. Но что ждет тебя в разгар чудесного дня?
Смерть.
Ну, вряд ли это.
Смерть, настаивал он.
Он лег и закрыл глаза. Он устал от этой путаницы. Отлично подумал он, если ты смерть, приди и забери меня. Я хочу понять, что означает эта дьявольская чепуха.
И смерть пришла.
"Эээээээ", - сказал голос.
"Да, я это понимаю, - сказал Леонард Сейл. - Ну, а что еще?"
"Ааааааах", - произнес голос.
"И это я понимаю", - раздраженно ответил Леонард Сейл. Он похолодел. Его рот искривила дикая гримаса.
"Я - Тилле из Раталара, Убийца Людей!"
"Я - Иорр из Вендилло, Истребитель Неверных!"
"Что это за планета?" - спросил Леонард Сейл, пытаясь побороть страх.
"Когда-то она была могучей", - ответил Тилле из Раталара.
"Когда-то место битв", - ответил Иорр из Вендилло.
"Теперь мертвая", - сказал Тилле.
"Теперь безмолвная", - сказал Иорр.
"Но вот пришел ты", - сказал Тилле.
"Чтобы снова дать нам жизнь", - сказал Иорр.
"Вы умерли, - сказал Леонард Сейл, весь корчащаяся плоть. - Вы ничто, вы просто ветер".
"Мы будем жить с твоей помощью".
"И сражаться благодаря тебе".
"Так вот в чем дело, - подумал Леонард Сейл. - Я должен стать полем боя, так?.. А вы - друзья?"
"Враги!" - закричал Иорр.
"Лютые враги!" - закричал Тилле.
Леонард страдальчески улыбнулся. Ему было очень плохо. "Сколько же вы ждали?" - спросил он.
"А сколько длится время?"
"Десять тысяч лет?"
"Может быть".
"Десять миллионов лет?"
"Возможно".
"Кто вы? - спросил он. - Мысли, духи, призраки?"
"Все это и даже больше".
"Разумы?"
"Вот именно".
"Как вам удалось выжить?"
"Ээээээээ", - пел хор далеко-далеко.
"Ааааааах", - пела другая армия в ожидании битвы.
"Когда-то это была плодородная страна, богатая планета. На ней жили два народа, две сильные нации, а во главе их стояли два сильных человека. Я, Иорр, и он, тот, что зовет себя Тилле. И планета пришла в упадок, и наступило небытие. Народы и армии все слабели и слабели в ходе великой войны, длившейся пять тысяч лет. Мы долго жили и долго любили, пили много, спали много и много сражались. И когда планета умерла, наши тела ссохлись, и только со временем наука помогла нам выжить".
"Выжить, - удивился Леонард Сейл. - Но от вас ничего не осталось".


"Наш разум, глупец, наш разум! Чего стоит тело без разума?"
"А разум без тела? - рассмеялся Леонард Сейл. - Я нашел вас здесь. Признайтесь, это я нашел вас!"
"Точно, - сказал резкий голос. - Одно бесполезно без другого. Но выжить - это и значит выжить, пусть даже бессознательно. С помощью науки, с помощью чуда разум наших народов выжил".
"Только разум - без чувства, без глаз, без ушей, без осязания, обоняния и прочих ощущений?"
"Да, без всего этого. Мы были просто нереальностью, паром. Долгое время. До сегодняшнего дня".
"А теперь появился я", - подумал Леонард Сейл.
"Ты пришел, - сказал голос, - чтобы дать нашему уму физическую оболочку. Дать нам наше желанное тело".
"Ведь я только один", - подумал Сейл.
"И тем не менее ты нам нужен".
"Но я - личность. Я возмущен вашим вторжением"
"Он возмущен нашим вторжением. Ты слышал его, Иорр? Он возмущен!"
"Как будто он имеет право возмущаться!"
"Осторожнее, - предупредил Сейл. - Я моргну глазом, и вы пропадете, призраки! Я пробужусь и сотру вас в порошок!"
"Но когда-нибудь тебе придется снова уснуть! - закричал Иорр. - И когда это произойдет, мы будем здесь, ждать, ждать, ждать. Тебя".
"Чего вы хотите?"
"Плотности. Массы. Снова ощущений".
"Но ведь моего тела не хватает на вас обоих".
"Мы будем сражаться друг с другом".
Раскаленный обруч сдавил его голову. Будто в мозг между двумя полушариями вгоняли гвоздь.
Теперь все стало до ужаса ясным. Страшно, блистательно ясным. Он был их вселенной. Мир его мыслей, его мозг, его череп поделен на два лагеря, один - Иорра, другой - Тилле. Они используют его!
Взвились знамена под рдеющим небом его мозга. В бронзовых щитах блеснуло солнце. Двинулись серые звери и понеслись в сверкающих волнах плюмажей, труб и мечей.
"Эээээээ!" Стремительный натиск.
"Ааааааах!" Рев.
"Наууууу!" Вихрь.
"Мммммммммммммм..."
Десять тысяч человек столкнулись на маленькой невидимой площадке. Десять тысяч человек понеслись по блестящей внутренней поверхности глазного яблока. Десять тысяч копий засвистели между костями его черепа. Выпалили десять тысяч изукрашенных орудий. Десять тысяч голосов запели в его ушах. Теперь его тело было расколото и растянуто, оно тряслось и вертелось, оно визжало и корчилось, черепные кости вот-вот разлетятся на куски. Бормотание, вопли, как будто через равнины разума и континент костного мозга, через лощины вен, по холмам артерий, через реки меланхолии идет армия за армией, одна армия, две армии, мечи сверкают на солнце, скрещиваясь друг с другом, пятьдесят тысяч умов, нуждающихся в нем, использующих его, хватают, скребут, режут. Через миг - страшное столкновение, одна армия на другую, бросок, кровь, грохот, неистовство, смерть, безумство!
Как цимбалы звенят столкнувшиеся армии!
Охваченный бредом, он вскочил на ноги и понесся в пустыню. Он бежал и бежал и не мог остановиться.
Он сел и зарыдал. Он рыдал до тех пор, пока не заболели легкие. Он рыдал безутешно и долго. Слезы сбегали по его щекам и капали на растопыренные дрожащие пальцы. "Боже, боже, помоги мне, о боже, помоги мне", - повторял он.
Все снова было в порядке.

Было четыре часа пополудни. Солнце палило скалы. Через некоторое время он приготовил и съел бисквиты с клубничным джемом. Потом, как в забытьи, стараясь не думать, вытер запачканные руки о рубашку.
По крайней мере, я знаю, с кем имею дело, подумал он. О господи, что за мир! Каким простодушным он кажется на первый взгляд, и какой он чудовищный на самом деле! Хорошо, что никто до сих пор его не посещал. А может, кто-то здесь был? Он покачал головой, полной боли. Им можно только посочувствовать, тем, кто разбился здесь раньше, если только они действительно были. Теплое солнце, крепкие скалы, и никаких признаков враждебности. Прекрасный мир.


До тех пор, пока не закроешь глаза и не забудешься. А потом ночь, и голоса, и безумие, и смерть на неслышных ногах.
"Однако я уже вполне в норме, - сказал он гордо. - Вот посмотри", - и вытянул руку. Подчиненная величайшему усилию воли, она больше не дрожала. "Я тебе покажу, кто здесь правитель, черт возьми! - пригрозил он безвинному небу. - Это я". - И постучал себя в грудь.
Подумать только, что мысль может прожить так долго! Наверно, миллион лет все эти мысли о смерти, смутах, завоеваниях таились в безвредной на первый взгляд, но ядовитой атмосфере планеты и ждали живого человека, чтобы он стал сосудом для проявления их бессмысленной злобы.
Теперь, когда он почувствовал себя лучше, все это казалось, глупостью. Все, что мне нужно, думал он, это продержаться шесть суток без сна. Тогда они не смогут так мучить меня. Когда я бодрствую, я хозяин положения. Я сильнее, чем эти сумасшедшие военачальники с их идиотскими ордами трубачей и носителей мечей и щитов.
"Но выдержу ли я? - усомнился он. - Целых шесть ночей? Не спать? Нет, я не буду спать. У меня есть кофе, и таблетки, и книги, и карты. Но я уже сейчас устал, так устал, - думал он. - Продержусь ли я?"
Ну а если нет... Тогда пистолет всегда под рукой.
Интересно, куда денутся эти дурацкие монархи, если пустить пулю на помост, где они выступают? На помост, который - весь их мир. Нет. Ты, Леонард Сейл, слишком маленький помост. А они слишком мелкие актеры. А что если пустить пулю из-за кулис, разрушив декорации занавес, зрительный зал? Уничтожить помост, всех, кто неосторожно попадется на пути!
Прежде всего снова радировать в Марсопорт. Если найдут возможность прислать спасательный корабль поскорее, может быть, удастся продержаться. Во всяком случае, надо предупредить их, что это за планета; такое невинное с виду место в действительности не что иное, как обиталище кошмаров и дикого бреда.
Минуту он стучал ключом, стиснув зубы. Радио безмолвствовало.
Оно послало призыв о помощи, приняло ответ и потом умолкло навсегда.
"Какая насмешка, - подумал он. - Остается одно - составить план".
Так он и сделал. Он достал свой желтый карандаш и набросал шестидневный план спасения.
"Этой ночью, - писал он, - прочесть еще шесть глав "Войны и мира". В четыре утра выпить горячего черного кофе. В четверть пятого вынуть колоду карт и сыграть десять партий в солитер. Это займет время до половины седьмого, затем еще кофе. В семь послушать первые утренние передачи с Земли, если приемник вообще работает. Работает ли?"
Он проверил работу приемника. Тот молчал.
"Хорошо, - написал он, - от семи до восьми петь все песни, какие знаешь, развлекать самого себя. От восьми до девяти думать об Элен Кинг. Вспомнить Элен. Нет, думать об Элен прямо сейчас".
Он подчеркнул это карандашом.
Остальные дни были расписаны по минутам. Он проверил медицинскую сумку. Там лежало несколько пакетиков с таблетками, которые помогут не спать. Каждый час по одной таблетке все эти шесть суток. Он почувствовал себя вполне уверенным. "Ваше здоровье, Иорр, Тилле!" Он проглотил одну из возбуждающих таблеток и запил ее глотком обжигающего черного кофе.
Итак, одно следовало за другим, был Толстой, был Бальзак, ромовый джин, кофе, таблетки, прогулки, снова Толстой, снова Бальзак, опять ромовый джин, снова солитер. Первый день прошел так же, как второй, а за ним третий.
На четвертый день он тихо лежал в тени скалы, считая до тысячи пятерками, потом десятками, только чтобы загрузить чем-нибудь ум и заставить его бодрствовать. Глаза его так устали, что он вынужден был часто промывать их холодной водой. Читать он не мог, голова разламывалась от боли. Он был так изнурен, что уже не мог и двигаться. Лекарства привели его в состояние оцепенения. Он напоминал бодрствующую восковую фигуру. Глаза его остекленели, язык стал похож на заржавленное острие пики, а пальцы словно обросли мехом и ощетинились иглами.
Он следил за стрелкой часов... Еще секундой меньше, думал он. Две секунды, три секунды, четыре, пять, десять, тридцать секунд. Целая минута. Теперь уже на целый час меньше осталось ждать. О корабль, поспеши же к назначенной цели!
Он тихо засмеялся.
А что случится, если он бросит все и уплывет в сон? Спать, спать, быть может, грезить. Весь мир - помост. Что, если он сдастся в неравной борьбе и падет?
"Ииииииии", - высокий, пронзительный, грозный звук разящего металла.
Он содрогнулся. Язык шевельнулся в сухом, шершавом рту.
Иорр и Тилле снова начнут свои стародавние распри.
Леонард Сейл совсем сойдет с ума.
И победитель овладеет останками этого безумца - трясущимся, хохочущим диким телом - и пошлет его скитаться по лицу планеты на десять, двадцать лет, а сам надменно расположится в нем и будет творить суд, и отправлять на казнь величественным жестом, и навещать души невидимых танцовщиц. А самого Леонарда Сейла, то, что от него останется, отведут в какую-нибудь потаенную пещеру, где он пробудет двадцать безумных лет, кишащий червями и войнами, насилуемый древними диковинными мыслями.
Когда придет спасательный корабль, он не найдет ничего. Сейла спрячет ликующая армия, сидящая в его голове. Спрячет где-нибудь в расщелине, и Сейл станет гнездом, в котором какой-нибудь Иорр будет высиживать свои гнусные планы. Эта мысль едва не убила его.
Двадцать лет безумия. Двадцать лет пыток, двадцать лет, заполненных делами, которые ты не хочешь делать. Двадцать лет бушующих войн, двадцать лет тошноты и дрожи.
Голова его упала на колени. Веки со скрежетом разомкнулись и с легким шумом закрылись. Барабанная перепонка устало хлопнула.
"Спи, спи", - запели слабые голоса.
"У меня... у меня есть к вам предложение, - подумал Леонард Сейл. - Слушайте, ты, Иорр, и ты, Тилле! Иорр, ты, и ты тоже, Тилле! Иорр, ты можешь владеть мной по понедельникам, средам и пятницам. Тилле, ты будешь сменять его по воскресеньям, вторникам и субботам. В четверг я выходной. Согласны?"
"Ээээээээ", - пели морские приливы, кипя в его мозгу.
"Оооооооох", - мягко-мягко пели отдаленные голоса.
"Что вы скажете? Поладим на этом, Иорр, Тилле?"
"Нет!" - ответил один голос.
"Нет!" - сказал другой.
"Жадюги, оба вы жадюги! - жалобно вскричал Сейл. - Чума на оба ваших дома!"
Он спал.

Он был Иорром, и драгоценные кольца сверкали на его руках. Он появился у ракеты и выставил вперед руку, направляя слепые армии. Он был Иорром, древним предводителем воинов, украшенных драгоценными камнями.
И он был Тилле, любимцем женщин, убийцей собак!
Почти бессознательно его рука потянулась к кобуре у бедра. Спящая рука вытащила пистолет Рука поднялась, пистолет прицелился. Армии Тилле и Иорра вступили в бой.
Пистолет выстрелил.
Пуля оцарапала лоб Сейла и разбудила его.
Выбравшись из осады, он не спал следующие шесть часов. Теперь он знал, что это безнадежно. Он промыл и перевязал рану. Он пожалел, что не прицелился точнее, тогда все было бы уже кончено. Он взглянул на небо. Еще два дня. Еще два. Торопись, корабль, торопись. Он отупел от бессонницы.
Бесполезно. К концу этого срока он уже вовсю бредил. Он поднял пистолет, и положил его, и поднял снова, приложил к голове, нажал было пальцем на спусковой крючок, передумал, снова посмотрел на небо.
Наступила ночь. Он попытался читать, но отбросил книгу прочь. Разорвал ее и сжег, просто чтобы чем-нибудь заняться.
Как он устал! Через час, решил он.
"Если ничего не случится, я убью себя. Теперь серьезно. На этот раз не струшу". Он приготовил пистолет и положил его на землю рядом с собой.
Теперь он был очень спокоен, хотя и ужасно измучен. С этим будет покончено.
В небе показалось пламя.
Это было так неправдоподобно, что он заплакал.
"Ракета", - сказал он, вставая. "Ракета!" - закричал он, протирая глаза, и побежал вперед.
Пламя становилось все ярче, росло, опускалось.
Он бешено размахивал руками, спеша вперед, бросив пистолет, и припасы, и все.
"Вы видите это, Иорр, Тилле! Дикари, чудовища, я вас одолел! Я победил! За мной пришли! Я победил, черт бы вас побрал".
Он злорадно усмехнулся, поглядев на скалы, небо, на собственные руки.
Ракета села. Леонард Сейл, качаясь, ждал, когда откроется дверь.
"Прощай, Иорр, прощай, Тилле!" - ухмыляясь, с горящими глазами, победно закричал он.
"Ээээээ", - затих вдалеке рев.
"Ааааааах", - угасли голоса.
Широко раскрылся шлюзовой люк ракеты. Из него выпрыгнули два человека.
- Сейл? - спросили они. - Мы - корабль АСДН номер тринадцать. Перехватили ваш SOS и решили сами вас подобрать. Корабль из Марсопорта придет только послезавтра. Мы бы хотели немного отдохнуть. Неплохо здесь переночевать, потом забрать вас, и отправиться дальше.
- Нет, - произнес Сейл, и лицо его исказилось от ужаса. - Нельзя переночевать...
Он не мог говорить. Он упал на землю.
- Быстрей, - произнес над ним голос в туманном вихре. - Дай ему немного жидкой пищи и снотворного. Ему нужна еда и отдых.
- Не надо отдыха! - завопил Сейл.
- Бредит, - тихо сказал один из них.
- Нельзя спать! - вопил Сейл.
- Тише, тише, - сказал человек нежно. Игла вонзилась в руку Сейла.
Сейл колотил руками и ногами.
- Не надо спать, поедем! - страшно кричал он. - Ну поедем!
- Бред, - сказал один. - Шок.
- Не надо снотворного! - пронзительно кричал Сейл.
Снотворное разливалось по его телу.
"Эээээээээ", - пели древние ветры.
"Ааааааааааах", - пели древние моря.
- Не надо снотворного, нельзя спать, пожалуйста, не надо, не надо, не надо! - кричал Сейл, пытаясь подняться. - Вы... не... знаете!..
- Не волнуйся, старик, ты теперь в безопасности, не о чем беспокоиться.
Леонард Сейл спал. Двое стояли над ним. По мере того как они смотрели на него, черты его лица менялись все больше и больше.
Он стонал, и плакал, и рычал во сне. Его лицо беспрестанно преображалось. Это было лицо святого, грешника, злого духа, чудовища, мрака, света, одного, множества, армии, пустоты - всего, всего!
Он корчился во сне.
- Ээээээээээ! - взорвался криком его рот. - Иииииии! - визжал он.
- Что с ним? - спросил один из спасителей.
- Не знаю. Дать еще снотворного?
- Да, еще дозу. Нервы. Ему надо много спать.
Они вонзили иглу в его руку. Сейл корчился, плевался и стонал.
И вдруг умер.
Он лежал, а двое стояли над ним.
- Какой ужас! - сказал один. - Как ты это объяснишь?
- Шок. Бедный малый. Какая жалость. - Они закрыли ему лицо. - Ты когда-нибудь видел подобное лицо?
- Абсолютно безумное.
- Одиночество. Шок.
- Да. Боже, что за выражение! Не хотел бы я когда-нибудь еще увидеть такое лицо.
- Какая беда, ждал нас, и мы прибыли, а он все равно умер.
Они огляделись вокруг.
- Что будем делать? Переночуем здесь?
- Да. И хорошо бы не в корабле.
- Сначала похороним его, конечно.
- Само собой,
- И будем спать на свежем воздухе, ладно? Хорошо снова поспать на свежем воздухе. После двух недель в этом проклятом корабле.
- Давай. Я подыщу для него место. А ты готовь ужин, идет?
- Идет.
- Хорошо поспим сегодня.
- Отлично, отлично.
Они выкопали могилу, прочитали молитву. Потом молча выпили по чашке вечернего кофе. Они вдыхали сладкий воздух планеты и смотрели на чудесное небо и яркие и прекрасные звезды.
- Какая ночь! - сказали они, укладываясь.
- Приятных сновидений, - сказал один, поворачиваясь.
И другой ответил:
- Приятных сновидений.
Они заснули.


Рэй Брэдбери

­­
Позавчера — понедельник, 12 ноября 2018 г.
дни дни дни дни дни когда играет эл-пи blancheneige 21:07:46
Одна моя знакомая художница каждый день записывает все свои действия, которые ведут её к той цели, что она себе поставила. Мне эта идея очень понравилась - никогда раньше мне в голову не приходило, как прекрасно мотивируют (спасибо Анне, у меня теперь аллергия на это слово - она употребляет его к месту и не к месту) подобные "списки сделанных дел". Смотришь на лист в ежедневнике, где вместо "я должен сегодня сделать", довлеющего над тобой как тяжёлый меч, написан аккуратный воодушевляющий список дел, которые ты сделал сегодня и нашёл для себя полезными.

В общем, у меня на сегодня этот список выглядит следующим образом:

сходила на пекинскую оперу в Мюзик-Холл;
пообщалась со своими одногруппниками, узнала от них про один чудесный ресторан с китайской кухней и нормальной ценовой политикой - надо сходить;
продолжаю читать "Степного волка";
контролирую своё питание, больше кофе - меньше еды;
за день - шесть сигарет (вот это я молодец, конечно);
три литра воды в день - done;
готовлю рис по тому рецепту, что мы раздобыли на улицах Пекина;
перестала обижаться на М. и даже написала ей письмо с извинениями, потому что Кирилл разложил мне всё по полочкам;
прочитала интервью с Полуниным;
сделала заготовки для коллажей из старых номеров Elle;
позвонила Маше - и снова повторила свои извинения, мы очень хорошо поговорили;
проводила Аню до её любимого заведения, поддержав разговор;
обняла Катю, случайно встретив её на премьере - надо будет написать ей и Ане с предложением встретиться и осуществить его, наконец-то;
откорректировала ряд рекламных текстов для продажи парфюмерии - радует, что я могу видеть в них грубейшие ошибки;
написала этот список;
написала Р. сообщение, когда утром приехала домой (! вот это я молодец);
не стала навязываться Р., когда она сказала, что она занята на этой неделе (вот это самоконтроль, вот это выдержка у меня);
почистила корзину в аймаге с косметикой (было больно, но я справилась).
дочитаю сейчас статьи, которые надо отредактировать и, быть может, меня хватит на просмотр хотя бы чего-нибудь кинематографическог­о.




Категории: Дни., Жизнь
Наши родители часто выезжали на довольно длительное время в... foggy pink 12:45:21
Наши родители часто выезжали на довольно длительное время в командировку. Я пытался проявлять хоть какую то заботу своей сестре, так как был старше. Мне 18, Ане 16. Она как и все девочки постоянно критиковала сою фигуру. И вот однажды сестра стояла у себя в комнате перед зеркалом, дверь ее была приоткрыта. Проходя мимо, я невольно заглянул в эту щель. Моего присутствия она не заметила, поэтому я решил задержаться и посмотреть на ее дальнейшие действия. Она была в короткой клетчатой юбочке и в белом топике. Вдруг, неожиданно для меня, она начала снимать свой топик, который еле прикрывал ее животик. Я почувствовал, как мурашки покрыли мое тело. Мозг что-то затуманило. "Нет!"- проговорил я про себя и отвел свой взгляд, я пытался не смотреть на нее некоторое время. Вздохнув, все же поднял взгляд и начал продолжать следить за ее действиями. Аня, своими изящными ручками легонько проводила по своему тоненькому животику, она спускалась ниже к ножкам, и обратно немного задрав свою юбочку, я увидел ее стройную ножку и кусочек трусиков обтягивающие попу. Странное чувство сопровождало меня. Изнутри, что то горело. Внизу живота присутствовало что то приятное. Ниже уже начинало твердеть, кровь приливала туда все быстрее и быстрее. Думаю, ничего ужасного у меня еще не было. Я понимал, что это невозможно, так не должно быть, но и одновременно невыносимо хотел ее. И вот она уже снимает с себя юбочку, оставшись в одних трусиках и лифчике. Она подошла к окну, солнце ослепляло ее немного детское, но в то же время уже
Взято: ВОРОН panda21 08:46:30
­Artemida933 28 мая 2018 г. 01:08:48 написала в своём дневнике ­Вечная...Призрачна­я...Встречная...
ВОРОН
Как-то в полночь, в час угрюмый, утомившись от раздумий,
Задремал я над страницей фолианта одного,
И очнулся вдруг от звука, будто кто-то вдруг застукал,
Будто глухо так затукал в двери дома моего.
«Гость,— сказал я,— там стучится в двери дома моего,
Гость — и больше ничего».
Ах, я вспоминаю ясно, был тогда декабрь ненастный,
И от каждой вспышки красной тень скользила на ковер.
Ждал я дня из мрачной дали, тщетно ждал, чтоб книги дали
Облегченье от печали по утраченной Линор,
По святой, что там, в Эдеме ангелы зовут Линор,—
Безыменной здесь с тех пор.
Шелковый тревожный шорох в пурпурных портьерах, шторах
Полонил, наполнил смутным ужасом меня всего,
И, чтоб сердцу легче стало, встав, я повторил устало:
«Это гость лишь запоздалый у порога моего,
Гость какой-то запоздалый у порога моего,
Гость-и больше ничего».
И, оправясь от испуга, гостя встретил я, как друга.
«Извините, сэр иль леди,— я приветствовал его,—
Задремал я здесь от скуки, и так тихи были звуки,
Так неслышны ваши стуки в двери дома моего,
Что я вас едва услышал»,— дверь открыл я: никого,
Тьма — и больше ничего.
Тьмой полночной окруженный, так стоял я, погруженный
В грезы, что еще не снились никому до этих пор;
Тщетно ждал я так, однако тьма мне не давала знака,
Слово лишь одно из мрака донеслось ко мне: «Линор!»
Это я шепнул, и эхо прошептало мне: «Линор!»
Прошептало, как укор.
В скорби жгучей о потере я захлопнул плотно двери
И услышал стук такой же, но отчетливей того.
«Это тот же стук недавний,—я сказал,— в окно за ставней,
Ветер воет неспроста в ней у окошка моего,
Это ветер стукнул ставней у окошка моего,—
Ветер — больше ничего».
Только приоткрыл я ставни — вышел Ворон стародавний,
Шумно оправляя траур оперенья своего;
Без поклона, важно, гордо, выступил он чинно, твердо;
С видом леди или лорда у порога моего,
Над дверьми на бюст Паллады у порога моего
Сел — и больше ничего.
И, очнувшись от печали, улыбнулся я вначале,
Видя важность черной птицы, чопорный ее задор,
Я сказал: «Твой вид задорен, твой хохол облезлый черен,
О зловещий древний Ворон, там, где мрак Плутон простер,
Как ты гордо назывался там, где мрак Плутон простер?»
Каркнул Ворон: «Nevermore».
Выкрик птицы неуклюжей на меня повеял стужей,
Хоть ответ ее без смысла, невпопад, был явный вздор;
Ведь должны все согласиться, вряд ли может так случиться,
Чтобы в полночь села птица, вылетевши из-за штор,
Вдруг на бюст над дверью села, вылетевши из-за штор,
Птица с кличкой «Nevermore».
Ворон же сидел на бюсте, словно этим словом грусти
Душу всю свою излил он навсегда в ночной простор.
Он сидел, свой клюв сомкнувши, ни пером не шелохнувши,
И шепнул я вдруг вздохнувши: «Как друзья с недавних пор,
Завтра он меня покинет, как надежды с этих пор».
Каркнул Ворон: «Nevermore!»
При ответе столь удачном вздрогнул я в затишьи мрачном,
И сказал я: «Несомненно, затвердил он с давних пор,
Перенял он это слово от хозяина такого,
Кто под гнетом рока злого слышал, словно приговор,
Похоронный звон надежды и свой смертный приговор
Слышал в этом «nevermore».
И с улыбкой, как вначале, я, очнувшись от печали,
Кресло к Ворону подвинул, глядя на него в упор,
Сел на бархате лиловом в размышлении суровом,
Что хотел сказать тем словом Ворон, вещий с давних пор,
Что пророчил мне угрюмо Ворон, вещий с давних пор,
Хриплым карком: «Nevermore».
Так, в полудремоте краткой, размышляя над загадкой,
Чувствуя, как Ворон в сердце мне вонзал горящий взор,
Тусклой люстрой освещенный, головою утомленной
Я хотел склониться, сонный, на подушку на узор,
Ах, она здесь не склонится на подушку на узор
Никогда, о, nevermore!
Мне казалось, что незримо заструились клубы дыма
И ступили серафимы в фимиаме на ковер.
Я воскликнул: «О несчастный, это Бог от муки страстной
Шлет непентес-исцеленье от любви твоей к Линор!
Пей непентес, пей забвенье и забудь свою Линор!»
Каркнул Ворон: «Nevermore!»
Я воскликнул: «Ворон вещий! Птица ты иль дух зловещий!
Дьявол ли тебя направил, буря ль из подземных нор
Занесла тебя под крышу, где я древний Ужас слышу,
Мне скажи, дано ль мне свыше там, у Галаадских гор,
Обрести бальзам от муки, там, у Галаадских гор?»
Каркнул Ворон: «Nevermore!»
Я воскликнул: «Ворон вещий! Птица ты иль дух зловещий!
Если только бог над нами свод небесный распростер,
Мне скажи: душа, что бремя скорби здесь несет со всеми,
Там обнимет ли, в Эдеме, лучезарную Линор —
Ту святую, что в Эдеме ангелы зовут Линор?»
Каркнул Ворон: «Nevermore!»
«Это знак, чтоб ты оставил дом мой, птица или дьявол! —
Я, вскочив, воскликнул: — С бурей уносись в ночной простор,
Не оставив здесь, однако, черного пера, как знака
Лжи, что ты принес из мрака! С бюста траурный убор
Скинь и клюв твой вынь из сердца! Прочь лети в ночной
простор!»
Каркнул Ворон: «Nevermore!»
И сидит, сидит над дверью Ворон, оправляя перья,
С бюста бледного Паллады не слетает с этих пор;
Он глядит в недвижном взлете, словно демон тьмы в дремоте,
И под люстрой, в позолоте, на полу, он тень простер,
И душой из этой тени не взлечу я с этих пор.
Никогда, о, nevermore!
Источник: http://frolenkova19­95.beon.ru/42627-039­-voron.zhtml
воскресенье, 11 ноября 2018 г.
Реабилитация 4 nototaku 16:09:12
Вот и заселились. Сделала ген уборку, а то такая жесть тут была конечно. Чтоб отмыть эту квартиру нужно не меньше недели. Я полы мыла 3-5 раз.
Местное пианино оказалось расстроенным, что расстроило меня в свою очередь. Сегодня у меня выходной, отзанималась корейским. Остальное время каталась в Химки, потом приехала сюда и начала убираться.
Паша работает. Скучно, конечно, без него, тем более в незнакомой квартире. А завтра он будет меня с работы ждать. Милота.
Ночью мы поговорили о моей проблеме, он меня отвлек на какие то другие мысли, о которых стоит думать на самом деле.
Приятно, что он сам вспомнил и расспросил меня об этом, я ждала, пока он сам поинтересуется. Любит меня что ли?)
Но я очень рада тому, что теперь мы живем вместе, пусть и не надолго пока что, недели на 3 всего. Посмотрим, как нам будет вместе житься.
А еще завтра должна прийти первая ЗП. ЖДу не дождусь.
Становится лучше все..потихоньку.
суббота, 10 ноября 2018 г.
Пл. 32 км Sir Haridan IV 21:49:55
На протяжении 7 лет я колупаюсь в болоте, под названием беон, который дал мне многое и столько же отнял. Идея с дневниками очень оказалась по душе интровертам, однако Миша Монашев - простой парень с деревни Москва отказался развивать бидон, и в итоге беон остался гнить в 2009 году, но уже без феечек и волшебниц. Теперь страницу интроверта можно состряпать и в вк, где можно спрятать того или иного рода страшные фотки, а беон атакуют всякие боты, перегружают сайт, а про PDA-версию не слышали со времен третьего крестового похода. Про слепого бота я вообще ничего не скажу.
Философия беоновцев также сменилась. Если раньше меня пугало рандомное "привет" от рандомного человека, то теперь меня пугает отсутствие такого рода сообщения. Да и форумы сильно сдали, народ разбежался по дырам и вконтактам. Кстати о форумах.
Женский форум сильно упал и сдал, потеряв былую активность. Нынче там зырят на платья и фоточки, хотя форум "оцени мой фейс бесплатно и без критики" ввели. Хоть форум и стал современным, но местных жительниц как взрослых баб в маленьких колготках, хотя раньше было представление совсем противоположное. Но увы, там наиболее адекватная активность. Беон спасут бабы и мужики как бабы
Слезно я вспоминаю форум религи и философии, где я познакомился с дюжиной интересных личностей, с которыми я потерял общение(с большим сожалением). К слову, из всего состава друзей на беоне, я сохранил стабильное общение только с двумя, но и то мы общаемся уже не тут. Я бы хотел написать тут о тех, с кем общение утрачено и те, без которых релф мой релф был бы не тот:
Джей 7 - хоть и надменный и странный тип, но его куда интереснее читать, чем про то как вызвать Пушкина в пьяном угаре. Да, с ним(по оперативной информации с ней, но не суть) лучше не общаться, но тем не менее его посты читать в некотором полезно, особенно если ты бородатый студент истфака и хочешь понять что такое историческое исследование. P(A|B)...с его окружения был и ещё один товарищ
Витезслав - тоже странноватый тип, без интересных постов. Но с ним было интересно общаться. Мечтая о восстановлении общения с ним, я вспоминаю опыт общения с Настей666, который закончился неудачей, закончится неудачно и это восстановление, но в качестве ностальгии пойдет. Катун, которая управляла сном, канула в бытие также. Да и хрен с ней.
Был и Николай Ковалев - историк всея руси, общение с которым мне очень нравилось. Да, мы постоянно ссорились, но тем не менее, он хороший чувак, с которым можно было бы потравить душу о былом. И мне очень жаль что так всё случилось. С ним был ещё один друг, который постоянно троллил меня. Интересно, как бы сейчас сложилось общение сейчас.
Был такой поцыг, как Мирон. Его темы аля "Розетка или презерватив" или "Мамба. Стоит пользоваться" конечно веселили. Но и без них релф был бы не релфом.
Иренья перекочевала на ЖФ, поэтому о ней ни слова.
Иисус Харидан пародировал всю ту требуху, которая творилась на релфоруме в виде тем. Было смешно и грустно, с тем, что больше такого не будет. Я увидел активность его на форуме но она релф не возродит.
Есть и ФФСП. Про её посты ничего сказать не могу, так как они нейтральные и ничем не выделяющиеся, прям вот так сильно. Когда релф капитально опустел, она решила восстановить порядок, путем написанием обильного количества записей, но когда я обрушился с критикой этой идеи, она обиделась. В итоге ни тем, ни её. В некоторой степени, тоже грустно.
Пласт политиканов вроде Валеры красноармейца и тд ушли на заслуженный отпуск вовремя, ибо общаться на политику сейчас рискованно. Среди политиканов была и Виолетта, с которой мы любовно воевали в течение 3 лет, пока она не оступилась в истории с моей бывшей, невольно где я поучаствовал в роли срывателя масок. Однако все пруфы что были я уничтожил, ибо я таким не занимаюсь. Все вопросы к бывшей, о которой тоже стоит пару слов сказать(можно и больше, но лень). Она открыла мне также новое поле для общения с людьми. Я познакомился с интересными кадрами, такими как Кеда(которая открыла глаза мне на многое) и тд. Увы, среди этого поля осталось лишь одно деревце, зато какое! Правда, я был в непонятках зачем она создала фейк и общалась со мной до последнего?

Меня многие обвиняли, что именно я разрушил релфорум. Но это не так, ведь темы были философские, так как философия подразумеваем обсуждение всего, вплоть до месячных и способов борьбы с ним. А игнор он был всегда.

Беон отпустил меня, но изредка вылить порцию мысленного поноса можно будет.

Категории: Философия базового уровня
05:30:23 DьявоLLenoK
Приветствую) Весьма щепетильную тему Вы описали, щепетильную для «нас», для тех, кто бережно относится к той, в моем случае открытой, эмоциональной и искренней жизни, хоть и в сети. Да, я не сижу тут боле и мыслями-то не делюсь, потому что больше не умею, но, порой перечитываю то, что со мной...
еще...
Приветствую) Весьма щепетильную тему Вы описали, щепетильную для «нас», для тех, кто бережно относится к той, в моем случае открытой, эмоциональной и искренней жизни, хоть и в сети. Да, я не сижу тут боле и мыслями-то не делюсь, потому что больше не умею, но, порой перечитываю то, что со мной происходило, смотрю на дневники людей, которые и вправду сыграли немалую роль)) Не соглашусь с Вами, пожалуй, в одном желании, это вернуть) Приятно ностальгировать, любопытно, как сложилась жизнь тех самых дорогих и ценно, что именно эти люди, хоть и за тысячу вёрст были рядом с тобой, не смотря на то, что ты безграмотное, унылое и пустое говно (это я про себя)))
18:51:47 New space
я здесь просто пишу, чтобы через пару лет зайти и поулыбаться, почитать, повспоминать.
20:30:51 Sir Haridan IV
Детям будешь показывать что мама писала в молодости? Ностальгия вообще приятное чувство, особенно если оно не мешает жить. Зато воспоминания помогают как по мне не натворить ошибок впредь, избежать нелепых ситуаций. Если бы кто-то взялся бы за реанимацию беона под новый лад, возможно интровертов...
еще...

я здесь просто пишу, чтобы через пару лет зайти и поулыбаться, почитать, повспоминать.
Детям будешь показывать что мама писала в молодости?
Приятно ностальгировать, любопытно, как сложилась жизнь тех самых дорогих и ценно, что именно эти люди, хоть и за тысячу вёрст были рядом с тобой, не смотря на то, что ты безграмотное, унылое и пустое говно (это я про себя)))
Ностальгия вообще приятное чувство, особенно если оно не мешает жить. Зато воспоминания помогают как по мне не натворить ошибок впредь, избежать нелепых ситуаций. Если бы кто-то взялся бы за реанимацию беона под новый лад, возможно интровертов стало бы больше
грустный не грустный подвешенный. 

кровь моя чище чистых наркоти­ков

­­





Йол.

ГАМЛЕТ;

чуть побольше 20 лет;
работаю; (уже устал;)

ОРДАФАГ;
ПВПОТЕЦ;
ТАРАНЮ БРИГГИТОЙ;

В МОИХ ГЛАЗАХ ТЫ НЕ УВИДИШЬ ОСМЫСЛЕНИЕ;


If you can keep your head when all about you
Are losing theirs and blaming it on you,
If you can trust yourself when all men doubt you,
But make allowance for their doubting too;
If you can wait and not be tired by waiting,
Or being lied about, don't deal in lies,
Or being hated don't give way to hating,
And yet don't look too good, nor talk too wise:
If you can dream-and not make dreams your master;
If you can think-and not make thoughts your aim,
If you can meet with Triumph and Disaster
And treat those two impostors just the same;
If you can bear to hear the truth you've spoken
Twisted by knaves to make a trap for fools,
Or watch the things you gave your life to, broken,
And stoop and build 'em up with worn-out tools:
If you can make one heap of all your winnings
And risk it on one turn of pitch-and-toss,
And lose, and start again at your beginnings
And never breathe a word about your loss;
If you can force your heart and nerve and sinew
To serve your turn long after they are gone,
And so hold on when there is nothing in you
Except the Will which says to them: 'Hold on!'
If you can talk with crowds and keep your virtue,
Or walk with Kings-nor lose the common touch,
If neither foes nor loving friends can hurt you,
If all men count with you, but none too much;
If you can fill the unforgiving minute
With sixty seconds' worth of distance run,
Yours is the Earth and everything that's in it,
And-which is more-you'll be a Man, my son!


­­ ­­ ­­
пятница, 9 ноября 2018 г.
философ Эспиноза - отдыхает Просто милый Черняшик 23:42:04
Приветик снова всем!Снова и снова возникает вопрос о СМЫСЛЕ ЖИЗНИ....кто и что как думает про это??
показать предыдущие комментарии (1)
23:50:37 Просто милый Черняшик
Ебать...а я думал что ты в наркодиспансере??Мн­е об этом наши общие знакомые сказали!
23:50:58 Просто милый Черняшик
...и я даже не удивился!!!
23:54:22 гвинблeйдд
жестоко :'(­ :'(­ :'(­
23:55:27 Просто милый Черняшик
В СМЫСЛЕ??? я сдох! а ты в психушке......что может быть романтичнее!??
Для себя ты - прохожий. Фрaня. 19:14:07
­­
Привет.

Я устала. Очень устала от университета. Несделанные задания грузом ложатся на мои плечи, и невозможность их скинуть, невозможность убежать из этой ситуации делает ее в каком-то смысле безвыходной. Хотя объективно все не так плохо. Я почти со всем справляюсь, просто мне это стоит слишком многого. Не очень поняла, как у нас проходит рубежный контроль, но в общем по многим предметам у меня выходят нормальные оценки, и это классно.

Подробнее…Однако я поняла, что мне не нравится сам смысл учебы. Я вообще никогда не была фанатом учебных заведений (ахах), но наконец осознала почему. Меня раздражает, что надо кому-то показывать, доказывать, что у меня есть знания. А я не хочу никому ничего доказывать. Не хочу, чтобы во мне постоянно сомневались - а достаточно ли я хорошо знаю материал? Не хочу постоянно быть сравниваемой с другими и обнаруживать, что при затрате большого количества ресурсов у меня довольно посредственный результат. Но меня по-прежнему интересует моя профессия, поэтому отступать мне некуда.

Внезапно обнаружила, что я снова веду какой-то одинокий образ жизни. В университете практически ни с кем не общаюсь, дома тоже. Стараюсь как можно больше проводить времени на улице, сидеть дома в большинстве случаев кажется просто невыносимым. Если после учебы еду сразу домой, значит день не удался. Мечты о бомжевании гармонично переплетаются с мечтами о своем доме. Пока что мой дом на улице.

Оказалось, что психологи в нашем универе исчезли и никто не знает, где они и когда вернутся)) Из-за этого не могу ни с кем проконсультироваться насчет своего состояния. Хотя последнюю неделю не было приступов суицидальных мыслей, максимум - тяжелые меланхоличные состояния. Это радует, но понимаю, что не могу сказать "ура, я здорова". Подозреваю у себя рекуррентную депрессию, но это не точно.

Очень сильно кайфую с песен 4 позиции Бруно и других проектов Александра Ситникова. Просто вот лучшее для меня сейчас. На самом деле только этими песнями и спасаюсь. Самое лучшее в моей жизни сейчас хд Настолько хочу рисовать, что при невозможности сделать это днем сажусь за краски в полночь. Выдергиваю себя из мрачных мыслей и повседневной рутины только чтобы погрузиться в мир своих рисунков.

Что еще сказать? Грустно, но я не могу выдавить что-то претендующее на уникальность. Постепенно ухожу в то, что мне легче что-то передавать рисунками, нежели словами. Нет возможности думать о будущем и рассуждать о своем предназначении в этой жизни: дай бог разобраться с учебой. Мысли затменены тем, что будет завтра, на следующей неделе, и эти заботы не дают мне нормально помечтать.

Пока что самое большое, что вижу в будущем - поездка во Владивосток летом. Господи, только бы все удалось и я смогла бы реально поехать. А так не знаю, чего я жду от будущего. Будет клево, если я привыкну к универу и реально доучусь эти пять лет, а потом стану клин психологом и буду работать в больнице. Правда, на данный момент это какая-то недостижимая цель, сейчас дай бог в настоящем выжить. С кем-то вместе себя я не вижу и думаю, вряд ли меня кто-то полюбит и захочет строить со мной отношения. Хотя я настолько привыкла быть одной, что уже не представляю, какого это - любить кого-то и хотеть быть с ним вместе всегда. Я просто надеюсь, что смогу быть нужной другим людям и - главное - самой себе.
Миленькая история знакомства. AkameRIP 13:07:07
Это тихий вечер, уборка… Ко мне подходит коротышка Леви " опять заставит убираться. Какой он миленький когда ругается. А сама не выше его" Он подошел и сказал:
- Акаме, иди приберись во всех комнатах второго этажа.
- И даже в вашей капитан?( тут он будет капитаном)
- И даже в моей. Но быстро я на пол часа уйду. Ты за главную отряда. Понятно?
- Угу…
Я сразу приступила к уборке комнаты капитана. Зашла в неё. Она не заперта. Ну не удивительно. После быстрой помывки пола я начала протирать поверхности: невысокие полки и письменный столик ну и шкаф. И тут я заметила на его столе маленькую записную книжку. Мне стало любопытно что там написано я успела прочитать только это:
День 1
" Я влюбился в одну девушку. Её зовут Акаме она появилась тут совсем не давно. Как только я её увидел я сразу принял Акаме в свой отряд. Её чуть не забрала Ханджи хотела забрать её но я объяснил ситуацию и она уступила. Меня мучает один вопрос как она это хранит в тайне так много времени? Я узнал новую черту Ханджи: она может хранить настоящие тайны. "
Вторая страница была вырвана зато была третья.
Неизвестная дата
" Сегодня я должен признаться надуюсь моя любовь взаимна."
А дальше я чувствую дыхание в ухо. Оборачиваюсь а там Леви. В тот момент я хотела сбежать куда подальше но нежный поцелуй вернул меня обратно. Поцелуй не был долгим по этому я не успела ответить. В воздухе повисла тишина. Но эту тишину нарушил вопрос:
- Ты выйдешь за меня?
Я стояла в трех секундном шоке но ответила:
- Конечно я так давно мечтала об этом дне.
На моих глазах появились слезы радости. Леви нежно обнял меня и отвел в постель…
Ну а дальше стремно рассказывать.
04:33:46 AkameRIP
Ну ладно спасибо за помощь
четверг, 8 ноября 2018 г.
Безмятежность Мятный сахар 

и осень шептала­: "встава­й, за*бала­"


­­


Летта
Сахарок
для олдов - Карин-тян


~20 лет(?)
~Озорной стрельчонок
~Патологический игроман
~Ролевик
~Прилипала
~Обнимашки - наше все
~Заревную



На данный момент в ролевой:
http://yourslavery.­beon.ru/
Мята с корицей(Глава 2) — Слушаю только разум Светлая Лана 17:54:39
По дороге к месту назначения Александра сумела разговорить свою команду. Длинного и худого солдата звали Руслан Тихий. Его фамилии идеально сочеталась со скромным и тихим характером. Руслан казался офицеру белым и пушистым паинькой, чем очень раздражал. Виноградова всегда считала, что таких паиньки — самые настоящие подхалимы.

«Такие долго не живут,» — подумала девушка.

Аризу Судзита, которого ударила Александра, не очень-то хотел теперь с ней разговаривать. Он был коренным японцем, хотя хотел выглядеть как европеец. Почему? Аризу решил не отвечать на него. Виноградова придумала свою версию, что Судзита просто был очередным подростком, который следовал всем последним пискам моды и перенял многие модные штучки с Запада. Кроме своей необычной внешности у парня был горделивый характер.

«Скользкий тип. Весьма противный, но у него больше всего шансов выжить в данных условиях,» — решил про себя офицер.

Виноградова вспомнила своё прошлое, когда ещё не было ни войны, ни эпидемии и когда она была свободной немного ветреной особой, которая хотела взять от жизни всё: счастье, радость, успех, первую любовь, первое волнение, первый поцелуй, первый шаг во взрослую жизнь… И всего перечисленного самым первым Александра обрела первую любовь. Не важно как его звали, не важно кем он был. Для девушки тогда было важно то первое мгновение, когда сердце начинало биться быстро-быстро, мысли путались в голове, разум уходил на второй план.

Итак, Виноградова влюбилась в молодого человека, который мигом ответил ей взаимностью. Девчонка потеряла голову от первого опыта, как это часто бывает с подростками. Она не замечала фальши в его словах, не видел пустоты в глазах, скованности в движениях… Она верила только его словам, которые на самом-то деле были пустышкой. Александра — выходец из среднего класса и казалось бы, что такая девушка никак не может привлечь к себе из-за богатства. Но, видимо, этот молодой человек был особенным, раз использовал её только из-за денег.

Он часто просил у Виноградовой деньги в долг, обещал вернуть, а когда девушка не смогла ему в очередной раз одолжить большой суммы — любви пришёл конец. А была ли любовь? Александра не чувствовала на своих губах её сладкого вкуса. Что-то очень горькое и противное осталось после отношений. Разочарование? Обида? Или всё вместе? Уже не важно. Офицер теперь окончательно решила, что любовь и симпатия не для неё. Пусть лучше в её сердце будет вечно зима и холод, чем горечь от обид и разочарований.

— Приехали, — сказал Влодек.

Девушка молча открыла дверь. Чувствовался запах гари, крови, раскалённого железа. Где-то близко шла битва. Надо было быть готовым к бою. Виноградова приложила палец к губам, чтобы солдаты вели себя тише воды, ниже травы. Руслан, на удивление Александры, и Влодек мигом затихли, а вот до Аризу пришлось донести мысль с помощью подзатыльника. Отряд медленно направился к месту битвы. Слышались крики, вопли людей. Похоже, что Имперская армия проигрывала.

Отряд остановился по команде офицера. Зеленоглазая девушка осторожно выглянула из-за укрытия, которым служила полуразвалившееся стена дома. На земле алела кровь её товарищей, вампиры наслаждались кровью ещё живых солдат.

— Чёрт!.. — выругалась Виноградова.

Среди всего этого пира тварей Александра увидела Шиноа Хиираги, одну из наследников рода Хиираги, она имела честь пообщаться с нею. Шиноа показалась ей очень умной девушкой, которая вряд ли могла бы ошибиться. Видимо, сейчас ошиблись двое: Виноградова и Шиноа.

«А я-то думала, что могу видеть всех насквозь. Вот же судьба — хитрая штука, как может поменять ход событий,» — с некой печалью подумал офицер.

Но самое удивительное, что зеленоглазую девушку привлекла не столь Шиноа, как тот кровосос, который с жадностью пил кровь военной. Его взгляд внезапно упал на Александру. Офицер увидел в нём насмешку, мол смотри, какие вы неудачники по жизни, смотри какое ты ничтожество, что даже не можешь выйти из укрытия и сразиться со мною. Виноградову трясло от ненависти, но она сдержала свои чувства, вспомнив свой девиз: «Я слушаю только разум, чувства не для меня».

— Выдвигаемся… — прошептала Александра.

Пора, пора показать на что способна великая Имперская армия! Пора показать место тому вампиру, который сейчас смеётся с неё! В бой! В атаку!
Losing Leah Великий Уравнитель 12:51:52

Залезь мне в сердце,­ а не в ширинку­ джинс

­­

Теряя Лею
Тиффани Кинг


Аннотация с Лайвлиба: После трагического исчезновения сестры-близнеца десять лет назад, Мия до сих пор старается сохранить обрывки воспоминаний о днях, проведенных с ней вместе. В отдаленных уголках ее разума затаилась зловещая тьма, которая укрощает сознание девушки головными болями каждый раз, когда та думает о сестре. Мия пытается скрыть их, в попытках убедить остальных, что все в порядке.
Прежняя жизнь Леи закончилась в тот день, когда она оказалась в подвале, окруженная ужасом и страхом. Прошло десять лет, и от ее прежней жизни остались лишь призрачные обрывки воспоминаний. Не померкли только яркие моменты детства, проведенные с Мией.
Когда Лея предпринимает попытку к бегству, головные боли Мии усиливаются. Совсем скоро сестры обнаружат, что их судьбы связаны сильнее, чем они полагали.


Когда пропадает член семьи, это всегда трагедия целой семьи. Не могут быть последствия только для того, кто пропал или только для тех, кто остался. И здесь мы видим историю жизни после трагедии от лица близняшек, Мии и Леи. Прошло десять лет с тех пор, как Лея пропала. Мия живёт обычной жизнью, у неё есть друзья, парень и вообще она отличница. Однако она никого и никогда не приглашает в гости, в разрушенное семейное гнездо. И скрывает свои приступы дикой головной боли ото всех, кроме старшего брата, оставшегося её единственной опорой. Жизнь же Леи очевидно ужасна, но другой она почти и не помнит и уже вполне уверена, что и так сойдёт. В логове сумасшедшей медсестры, где она оказалась, строгие правила, жестокие наказания за неподчинение и маленькие радости, ведь "она не хочет меня наказывать".

Подробнее…Когда Лее удаётся сбежать, всё круто меняется. Иначе просто быть и не может. Возвращение давно утерянной сестры и дочери не только большая радость, но и крупное испытание, потому что подогнанную под обстоятельства жизнь, нужно перекраивать вновь. Нужно привыкнуть и осознать, что было на самом деле, а, что просто выдумка, как светочувствительная кожа Леи.

Книга читается очень легко и интересно, подбрасывая несколько очень неожиданных поворотов. То кажется, что всё будет прекрасно и хорошо, то очень сильно начинаешь в этом сомневаться. Тема выбрана непростая и мрачная, но история написана в жанре янг-эдалт, поэтому здесь нет каких-то сухих и скучных околонаучных пояснений или излишней тьмы. Раз мы на всё смотрим глазами девочки подростка, значит так оно и есть, и личность автора из кустов не вылазит.

Отдельно ещё хочется сказать пару слов о Стрелке. Очень классный и яркий персонаж, который своим появлением меняет настроение повествования. Очень странно, что локализаторы решили перевести имя собственное, а не оставить его Арчером, как, я рискну предположить, его звали в оригинале. Это ж не история про Дикий Запад или типа того. В любом случае, моменты с ним мои самые любимые, но его история разбила мне сердечко.

10/10


Категории: Оценено
16:05:00 neil jоsten
Расскажи про Арчера, меня заинтересовало о_о
16:48:29 Великий Уравнитель
Надо бы найти, как его рил зовут, а то я в себе сомневаюсь хд Это слепой парень из больницы, куда попала Лея. Он кормил её всякими вкусными штуками, и один с ней нормально общался
16:56:02 neil jоsten
awwwwwwwwwww он мне уже нравится
17:01:59 Великий Уравнитель
О да, он потрясный!
среда, 7 ноября 2018 г.
Снова Toto. 15:38:40
Да, снова.
Снова ты уехал, а мне считать дни до Нового Года
Их, кстати, осталось 54
Всего 54 дня
Это 7 недель
7 пар философии по пятницам
14 походов на дрессировку с собакой
21 поход в спортзал университета
54 дня — это очень мало
Подождём.
­­
Не надо шутить с войной, блядь... Твой ламповый кун 14:27:05
Не надо шутить с войной, блядь. Здесь другие ребята. Это не Арати, это не Зульдазар. Натанос, твоих солдат здесь порвут на части. Это 250 тысяч отборных солдат Дарнаса блядь! Они всё разнесут! Они весь Даркшор пройдут за один час! Они взорвут все твои катапульты, всех твоих шпионов, дипломатов. Натанос, ты — тёмный рейнджер. Ты остановись, блядь, ты кончай, ты стрелы спрячь подальше на склад. И забудь про свою королеву. У нас был один мудак, отомстил за Стратхольм, блядь — и рухнула великая Лордеронская империя. И другой чудак был, за своего дедушку отомстил — и рухнул Гильнеасский Союз. И ты повторишь ту же ошибку. Ты королеву забудь, королева твоя отработал своё, блядь. Ты подумай о будущем Орды: она гибнет! Твоя молодёжь бежит из твоей фракции. Там никто не хочет жить, в Орде, никто! У тебя барахолка, блядь! Азерит, азерит, азерит! Это… грязная голубая жижа, блядь! Ни души, блядь, ни музыки нету у тебя, нет писателей у тебя! Весь мир слушает Велена, Кадгара, блядь. Фестивали, ивенты — только Альянс, блядь. И Альянс здесь — Даркшор! Вот здесь любят короля, а тебя — презирают, блядь, презирают! Твой предшественник, блядь — Саурфанг, блядь, — ему ширинку расстегнули прямо в рабочем кабинете! Это совсем уже нужно охуеть, блядь, чтобы какая-то проститутка, блядь, в кабинете главы армии ему отсасывала! Это что, Орда?! Вам пиздец давно уже, блядь! Вы что делаете, блядь?! Лиадрин, блядь! Какая, на хуй, королева?! Какая война?! Какой варфронт, блядь?! Минетчики чёртовы, блядь! Онанисты, пидарасы, блядь!
Натанос, Натанос! Посмотри андедские фильмы. Посмотри, сколько трупов, сколько крови, блядь! И там убили, и здесь убили. Ты здесь… Я тебе здесь говорю: посмотри, блядь, какое небо, блядь, Даркшор! Тёмные берега — это не Ясеневый лес. Это не Арати! Ты никогда здесь не достигнешь победы. Потому что мы знаем этот народ. Мы знаем этого короля. Он один на всю планету тебя посылает нахуй! Один! Все остальные, блядь, лебезят перед тобой. Выстроились в строй, чтобы тебе поклониться. А он один здесь сидит одиннадцать лет! Одиннадцать лет тебе сопротивляется, а ты со своей мощной хреновой чумой, со своей миллионной армией, со своими флотами, блядь, катапультами ни хера не можешь сделать. Ты бомбишь этот берег каждый день. Ты убиваешь детей, а солдаты Дарнаса сидят, готовые к бою. Ты боишься сюда направить своих солдат. И ты боялся одиннадцать лет назад, твоя королева тоже боялась. А яблочко от яблони недалеко падает. Ты никогда не победишь! Это будет твоё последнее поражение! Артас проиграл ЦЛК. И Гаррош проиграл Оргриммарскую битву. Ты проиграешь Даркшор. Даркшор — твоя могила. Понял? Ты, Натанос, сраный тёмный рейнджер, блядь! Тебе в трисфаль обратно, на кладбище, на костяном коне объезжай свои… пустые земли и учи эльфийский язык. А Сильвермун уже говорит по-эльфийски. Мы направим в Орду еще 10 миллионов шпионов ШРУ и изберем в Аль… в Орде своего вождя.
(Смех за кадром.)
А ты, Натанос, получишь хорошую камеру в Тюрьме Штормграда.
(Смех и аплодисменты за кадром .)
Ты понял, Натанос? Вовремя остановись…
(В записи пропущен фрагмент.)
…ном (судя по артикуляции, Малфурион сказал «гондоном»), и ты никогда здесь не сможешь добиться победы. Все найтэльфы мира, все друиды мира, все Восточные королевства, Штормград — против тебя. Штормград, Штормград не хочет этой войны, и тебе наш король это ясно по-русски сказал: не сметь стрелять по Тельдрассилу! Лучше вместе ебанём по Н'зоту.
(За кадром смех и аплодисменты.)
Дазар'алор! Другие города! Мы найдём цели на этой земле! Столько земли, блядь! Хочешь, Кель'данас нахуй опустим, блядь, на дно океана?! Давай! Показать тебе наш Виндикар блядь? Хочешь, блядь? У нас есть оружие, блядь: ночью наши маги Кирин-тора
(Жестикулирует.)
чуть-чуть изменят гравитационное поле Азерота, и твоя страна будет под водой. 24 часа, блядь, и вся страна твоя будет под водой! Великого и Сокрытого моря.
(Аплодисменты за кадром.)
Ты с кем шутишь, блядь? Ты подумай, блядь! Ты понял, чем кончил Артас? Чем кончил Гаррош? Все остальные? Ты совершишь историческую ошибку. Твоя королева тебе благодарна не будет. Забудь её, свою королеву! Твои генералы тебе говорят: не начинай войну. Ещё не поздно! Еще патч 8.0.1! Но если завтра утром ты пошлёшь своих рубак на Тёмные берега — твоя собственная могила, ты сам сдохнешь в этой войне. И тебя не будут хоронить, потому что ты ударишь по всей стране, по всему азероту. Шесть миллиардов людей не хотят этой войны. Шесть. Шесть миллиардов! Ты, малограмотный, можешь считать?
(Загибает пальцы.)
Один, два, три, четыре, пять, шесть. Миллиардов. Вся планета против тебя. Ты один хочешь войны и эта блядь, Сильвана Ветрокрылая.
(Смех за кадром.)
Эта полумёртвая блядь, которой нужен мерин, блядь.
(Аплодисменты за кадром.)
Мы… пришли сюда — у нас в Дарнасской дивизии, блядь, ребята её успокоят, блядь. Успокоят, блядь. Успокоят в казарме за ночь! И она не будет хотеть войны, блядь. Она захлебнётся в эльфской сперме, блядь. Из ушей попрёт. Это не Леди Лиадрин — она раз отсосала, блядь, а здесь так ей всё отсосут нахуй, что она на карачках уползёт в ордынское посольство в Оргриммаре, блядь.
Натанос, остановись. Комбат! Батяня! Дара пам парам пара пара па ра… Натанос, давай в карты, в хартстоун, и всё заканчиваем. В Даркшоре всё спокойно.
­­


Дневник Катюшки > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)

читай на форуме:
Скинте, пожалуйста, картинки: двое ...
=="
Делаю анимации!Пример моя ава.
пройди тесты:
winx clab и пикси
КТО ТЫ ИЗ ВИНКС!
читай в дневниках:
Взято: Давайте поиграем? ^-^
http://a6.beon.ru/i/temp/10024735...
http://a3.beon.ru/i/temp/10028612...

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх